ENG
Филиалы:
Константин Сомов (1869–1939). К 150-летию со дня рождения
Михайловский замок

Константин Сомов (1869–1939). К 150-летию со дня рождения

8 августа—4 ноября 2019

Выставка посвящена 150-летию Константина Андреевича Сомова, одного из крупнейших мастеров русского искусства первой половины ХХ века, ярк...

Заказать билеты

Пластическая масса
Мраморный дворец

Пластическая масса

22 августа—21 октября 2019

Выставка впервые столь полно представит многообразие приемов работы отечественных скульпторов второй половины XX-XXI века с различными полимерными материалами.

Заказать билеты

Борис Лурье. Американский нонконформист
Строгановский дворец

Борис Лурье. Американский нонконформист

29 августа—11 ноября 2019

Уроженец Ленинграда, узник Бухенвальда, представитель нью-йоркского авангарда 1950-х — 1960-х, со-основатель движения NO!art, Борис Лурье нащупывает болевы...

Заказать билеты

Барри Костон. Россия: Далеко не черно-белая
Мраморный дворец

Барри Костон. Россия: Далеко не черно-белая

26 сентября—4 ноября 2019

Выставка представляет работы известного английского фотографа Барри Костона, сделанные в России в 2014–2018 гг.

Заказать билеты

И. Е. Репин. К 175-летию со дня рождения
Корпус Бенуа

И. Е. Репин. К 175-летию со дня рождения

3 октября 2019—9 марта 2020

На юбилейной выставке будет представлено более 250 живописных и графических работ — признанные шедевры мастера и его малоизвестные произведения, а также м...

Заказать билеты

/ / Комментарий к статье в газете «Коммерсант»

События

Комментарий к статье в газете «Коммерсант»

10 октября 2016—10 октября 2016

Администрация Русского музея и кураторы выставки «Василий Кандинский и Россия» подготовили ответ на статью в газете «Коммерсант» от 26.09.2016.

Наверное, можно бы и безразлично промолчать, прочитав странный отзыв Киры Долининой в газете «Коммерсант» о выставке Василия Кандинского, открывшейся в Русском музее две недели назад. Но очень уж очевиден высокомерно- неуважительный тон рецензента при не вполне профессиональных суждениях о материале.. Конечно, Кира Долинина считает, что она знает о Кандинском больше и лучше устроителей выставки. Еще бы! Она ведь прочла книгу Валерия Турчина «Кандинский и Россия»,  полагает это достаточным для обоснованности своих оценок. Однако далеко не все зрители читали даже книгу Турчина, не говоря уж о других работах о Кандинском – разнообразных статьях, собственных высказываниях художника и так далее. Видимо, журналист считает, что подробно и глубоко владеть материалом вовсе и не обязательно, чтобы судить о выставке.

Если бы Кира Долинина углубилась в написанное о Кандинском, то, наверное, в ее опусе в газете «Коммерсант» не было бы ошибок, умолчаний, путаницы, которые выдаются за суперпонимание не только художника, но и идеи выставки. Приведем всего лишь несколько примеров. Упорно связывая творчество Кандинского с Германией, Долинина, видимо, не знает, что Кандинский начал экспонировать свои работы в России еще в середине 1900-х годов. Кроме того, от его экспедиции в Вологодскую губернию в 1889 году остались не только статьи об увиденном, но наброски, записи, свидетельствующие об активных размышлениях, в том числе и художественных. Он зарисовывал орнаменты прялок, деревянных деталей домов. Позднее, в «Ступенях», художник описал, какое сильное влияние оказали на него эти изделия народных мастеров. Долинина приводит цитату о «желто-серых лицах» жителей деревень, увиденных Кандинским. Но намеренно или по забывчивости не вспоминает самый яркий текст из «Ступеней», в котором художник признается в том, что именно в крестьянской избе он впервые «вращался в картине»: «Когда я, наконец, вошел в горницу, живопись обступила меня, и я вошел в нее. С тех пор это чувство жило во мне бессознательно <…> Вероятно, именно путем таких впечатлений во мне воплощались мои дальнейшие желания, цели в искусстве. Несколько лет занимало меня искание средств для введения зрителя в картину так, чтобы он вращался в ней, самозабвенно в ней растворялся <…>».

Именно потому введение в экспозицию выставки раздела предметов народного искусства — это ход, но не формальный и не легкомысленный, а специальный, намеренный, поскольку российские зрители еще меньше, чем любые зарубежные, знают и помнят о корнях Кандинского, которым он посвящает многие страницы в своих воспоминаниях. И устроители таким образом надеются приблизить абстракции Кандинского к зрителям, не всегда их понимающим. Странно, как же этого не заметила Кира Долинина, если она читала тексты Кандинского, в том числе о Москве: «Москва: двойственность, сложность, высшая степень подвижности, столкновение и путаница отдельных элементов внешности, в последнем следствии представляющей собою беспримерно своеобразно единый облик, те же свойства во внутренней жизни, спутывающие чуждого наблюдателя (отсюда и многообразные, противоречивые отзывы иностранцев о Москве), но все же в последнем следствии — жизни, такой же своеобразно-единой. <...> Эту внешнюю и внутреннюю Москву я считаю исходной точкой моих исканий. Она — мой живописный камертон. Мне кажется, что это всегда так и было и что благодаря — с течением времени приобретенным — внешним формальным средствам я писал все ту же «натуру», но лишь форма моя совершенствовалась в своей большей существенности и в большей выразительности…». Разве не яснее для зрителя становятся полотна художника, особенно те, в которых просматриваются элементы московской церковной архитектуры?

И ничего нет странного в том, что устроители выставки Кандинского в подтверждение суждений художника о своих корнях вводят в экспозицию подтверждающий их изобразительный материал и тексты самого автора. Думается, что далеко не все даже ценители и любители искусства знакомы хотя бы с книгой Валерия Турчина. О многих других художниках написаны значительно более подробные и обоснованные монографии. Вряд ли это означает, что им не надо  посвящать выставки.

Несколько слов о «явных» и «совсем не явных» попутчиках» Кандинского. Среди показанных на выставке работ в разделе «Салон Издебского» и «Синий всадник» экспонируются произведения художников, входившие в каталоги этих объединений и участвовавшие в выставках. Разве это не важно и не интересно - обозначить, в каком контексте существовал Кандинский? Разве это не способствует более глубокому и разностороннему пониманию его творчества? Той же важной цели служат разделы экспозиции, где рядом с работами Кандинского, посвященными сказочным средневековым или символистским мотивам, показаны картины и акварели Рериха, Поленовой, Стеллецкого - они также составляют среду, в которой реально формировался Кандинский.

По поводу «экспортного» характера проекта, «похожего по составу на выставку Русского музея в Рио-де-Жанейро», то Кира Долинина наверняка не видела экспозицию в Бразилии и, возможно, именно потому основательно ошибается. Это, конечно же, абсолютно разные выставки. Но дело даже не в этом. А почему, собственно, нашему зрителю не показать то, что видят зарубежные любители искусства? Ведь и в России, и за рубежом концепция выставки, за мелкими и не очень значительными подробностями, определяется объективным характером художественного материала.
  
Теперь об абстракции Кандинского, которая, по мнению Долининой, «родилась на баварских холмах» - красивая, но очевидно неточная формулировка, основанная на заметных преувеличениях и смешении фактов и понятий. Еще раз обращаем внимание Долининой на тексты о Москве и другие высказывания художника.

Что касается «национализации работ Кандинского»: автор статьи, видимо, не вполне информирована, что Кандинский, игравший огромную роль в организации Музея живописной культуры (Москва), очень заботился, чтобы в том числе и его работы попали в русские музеи, в частности провинциальные. Так что и в вопросе о «национализации» Кира Долинина не учла, что Кандинский до отъезда, действительно, крепко был связан с российской культурой и Россией. Видимо, сама журналистка, претендующая на роль безапелляционного художественного критика, мягко говоря, далеко не все прочла из самого Кандинского и из написанного о нем, чтобы считать себя вправе столь категорично судить о том, с чем сама не очень подробно знакома. Как-то это не по-интеллигентски. Да и пренебрежение по отношению к тем, кто честно и увлеченно работает для просвещения публики, и к самим посетителям выставок, которые, судя по бесчисленным отзывам куда более понятливо и благодарно воспринимают эти усилия, - отнюдь не самое сильное и уважаемое качество журналиста.

Администрация Русского музея и кураторы выставки «Василий Кандинский и Россия»

Статья в газете «Коммерсант» от 26.09.2016



Русский музей рекомендует
Шедевры коллекции
Шедевры коллекции

Сборник шедевров, отобранный искусствоведами Русского музея, позволит вам составить первое впечатление о коллекции Русского музея.

Начать просмотр

Виртуальные прогулки
Виртуальные прогулки

Виртуальный тур по музейному комплексу, созданный в технологии панорамной съемки, знакомит с экспозицией, интерьерами и внешним обликом дворцов и садов Русского музея.
Виртуальный тур по музейному комплексу. Старая версия виртуального тура (рус., англ., нем., фин.).

Подробнее

Портал КУЛЬТУРА.РФ
Портал КУЛЬТУРА.РФ

Гуманитарный просветительский проект, посвященный культуре России. Рассказывает о событиях и людях в истории литературы, архитектуры, музыки, кино, театра, а также о народных традициях и памятниках природы.

Перейти на сайт

Мобильные приложения
Мобильные приложения

Google PlayApp Store

Подробнее